Каталог

Шерер Катрин

История Катрин Шерер (р.1969, Базель) - чудесный пример того, что всё в ваших руках. Если вы считаете, что в какой-то области человеческой деятельности царит застой и разложение, то можно не только ворчать, а закатывать рукава и браться за дело: всегда есть шанс, что именно у вас получится лучше, чем у других. И, если задуматься, первая книга Катрин Шерер, может, и не родилась бы без китчевых историй про сладких кроликов, под которыми ломились полки всех окрестных книжных магазинов. Среди них она тщетно пыталась отыскать пасхальный подарок для племянницы, и через некоторое время, бросив безуспешные поиски, решила нарисовать книгу сама. Конечно, тогда у неё уже были и художественное образование, и художественный опыт, но так обычно и бывает: за удачным результатом всегда стоят годы и годы учёбы и работы.

Две первые её книги, написанные по мотивам известных детских песен, так и не удалось напечатать. Но многочисленные попытки «пристроить» их в издательство не были бесплодными: Катрин Шерер заметили, и в 2001 году – художнице было 32 года - в издательстве «Sauerländer» вышла «Bella bellt und Karlchen kocht» («Белла лает, а Карлхен готовит»). Рисованная история о том, как хозяйка и её собака поменялись ролями, сразу же принесла начинающему иллюстратору заслуженную известность.

Герои её книг в абсолютном большинстве - антропоморфные звери. Катрин Шерер убеждена, что лицу человека гораздо сложнее сохранить привлекательный вид, если рисовать на нём негативные эмоции, а мышки и свинки хороши даже во гневе и унынии. И это довольно необычная идея, ведь считается, что богатую людскую мимику невозможно превзойти. Но подвижные и «говорящие» хвосты, уши, перья и шерсть позволяют добиться такой выраженности эмоций, что они считываются зрителем почти мгновенно.

Катрин Шерер смогла избежать ловушек, в которые попадают художники двух противоположных лагерей. Одни из них рассчитывают, что достаточно лишь умильного зверя и книга обречена на успех – как раз так и возникает китч. Другие нарочито выпячивают свою неприязнь к первым и делают своих персонажей максимально несимпатичными, лишая тех особенностей, которые помогают зрителю им сопереживать. К счастью, Шерер нашла разумную середину.

Её герои милые, но при этом естественные. Они могут выглядеть нелепыми, смешными, глуповатыми, неуклюжими, полноватыми или долговязыми, поэтому нет ощущения того, что герой позирует или его поймали в самой выгодной для запечатления позе. Персонаж виден со всех сторон, и это даёт иллюзию оживления, «настоящести». Выбор интересных тем (темы страха, мужества, дружбы, непохожести и др.) усиливает эмоциональный отклик на её книги. Художница не только придумывает сюжеты сама, много лет она работает в гармоничном сотрудничестве с писателями Лоренцем Паули и Францем Хёхлером.

Катрин Шерер - поклонник анимации и кинематографа. Внимательный взгляд заметит то многое, что она почерпнула из этих видов искусства: и нестандартные ракурсы, и разнообразные планы, и вырезанных по контуру героев, и временные нарушения (мультиэкспозицию). “Широкий экран” книжных разворотов только усиливает сходство. Пожалуй, максимального сближения с мультипликацией Катрин Шерер достигает в блестящей по исполнению авторской книге «Johanna im Zug» («Джоанна в поезде», 2009). Здесь она использует приём заигрывания иллюстратора с персонажем книги: главная героиня Свинка Джоанна общается со своим создателем-иллюстратором, и он, по её желанию, постоянно меняет мир вокруг. В театральной критике и кинокритике похожий приём, при котором ломается воображаемая перегородка между актёрами и зрителем, называют “прорывом четвёртой стены”.

Катрин Шерер не только иллюстратор детских книг. Она преподаёт изобразительное искусство в логопедической школе, и её будущие зрители и читатели постоянно находятся рядом с ней. Возможно, это один из тех художественных секретов, которые помогают ей лучше понимать чувства и потребности тех, для кого она рисует.

© Анна Штейман, 2014




New!
Риго и Роза. 28 историй из жизни животных в зоопарке