Каталог

Конашевич Владимир

В.М. Конашевич родился в 1888 году в Новочеркасске. Мальчику был всего год, когда семья перебралась в Москву. Жили скромно. Снимали четырёхкомнатную квартиру на Садовой-Самотечной в доме казачьего генерала Дукмасова. Его отец, Михаил Дометиевич, служил в Крестьянском банке, расположенном в том же доме. Это была простая, бесхитростная жизнь с визитами к тёткам, играми в детской, придумыванием сказочных историй, новогодними ёлкам. Много лет спустя в блокадном Ленинграде Конашевич с нежностью вспоминал о такой ёлке из детства: "Мы с сестрой стояли на пороге столовой в немом, восторженном изумлении. Ёлка сверкала живыми огоньками свечек. Огоньки отражались искрами на золотом и серебряном дожде, на позолоте орехов, блёстках коробочек и золотой обёртке шоколадных конфет. Крымские яблочки вертелись на своих нитках вправо и влево, показывая то жёлтые свои, то красные бока; а наверху сияла серебряная стеклянная пика".

Вряд ли предполагал В.М. Конашевич, что станет художником детской книги. Как и другие мальчики, он мечтал быть моряком, строить корабли. Позднее заинтересовался астрономией, музыкой и даже всерьез помышлял стать скрипачом. "Затем я захотел стать художником и отдался рисованию с тем же пылом, с которым брался за все раньше и замечательно: все, чем я занимался раньше, в моем новом деле очень пригодилось". С 13 лет Конашевич начинает систематически заниматься рисованием. На протяжении трех-четырех лет он брал частные уроки у художника И.И. Михайлова, а затем у живописца П.Д. Цыганка.
В Чернигове Конашевич окончил реальное училище. В 1908 году Владимир Михайлович был зачислен в МУЖВЗ - Московское училище живописи, ваяния и зодчества (1908-1913). Отец очень хотел видеть его архитектором, поэтому Конашевич поступил на архитектурный факультет. Однако "после бурной переписки с отцом, презрев увещевания инспектора училища Гиацинтова", перешёл на живописное отделение, где его учителями были К.А. Коровин и С.В. Малютин.

По окончании училища Конашевич возвратился в Чернигов. И осенью 1915 года принял участие на выставке черниговских художников несколькими жанровыми картинами. В конце 1915 года Конашевич переехал в Петроград. Молодой архитектор А.Я. Белобородов, перестраивавший в то время в Петрограде часть Юсуповского дворца на Мойке, заинтересовался работами Конашевича и пригласил его для декоративной отделки. Он проектировал паркеты и мебель, внутреннюю отделку стен дворца, вел класс композиции в женской Школе народного искусства.

Три года занятий декоративными работами позднее ярко проявились в его подходе к оформлению детских книг. В первые революционные годы Конашевич нашел себя как график, так, например, он участвовал в создании памятника Жертвам революции на Марсовом поле в Петрограде.

Первой детской книгой Владимира Михайловича стала "Азбука в рисунках" (1918), изданная Товариществом Р.Голика и А.Вильборг. Как вспоминала дочь художника, "Азбука" родилась из писем, которые Конашевич писал жене, уехавшей с дочкой к родным на Урал и застрявшей там, на долгое время (Урал оказался отрезан армией Колчака): "Папа писал маме письма, а мне присылал картинки. На каждую букву алфавита. Мне было уже четыре года, и, очевидно, он считал, что пора уже знать буквы. Позднее эти картинки были изданы под заглавием "Азбука в картинках". На период 1918-1922 годов пришлись поиски собственного изобразительного языка. Он работал и черной кистью, и пером, и акварелью, и литографским карандашом. 1921-1930 годах преподавал в Академии Художеств рисунок и руководил литографской мастерской. Техникой литографии Конашевич владел мастерски - серии его станковых литографий и рисунков "Улицы", "Павловская шпана", "Мелкие рассказы", "К 10-й годовщине Октября" (1926-1927) не только участвовали в нескольких выставках, но и были приобретены Третьяковской галереей и Русским музеем. А за серию литографий "Павловский парк" (1921-1925), которую в 1925 году Конашевич сам отпечатал тиражом 25 экземпляров, он даже получил почётный диплом на международной выставке декоративных искусств в Монца-Милане (1927).

Как иллюстратор детской книги Владимир Михайлович начал активно работать с 1922 года. В том году с его иллюстрациями вышло несколько сказок Шарля Перро ("Кот в сапогах", "Мальчик с пальчик", "Красная Шапочка") и "Сказка о рыбаке и рыбке" А.С. Пушкина. В книжках этих - нарядных, изысканных - прослеживались традиции художников объединения "Мир искусства". Печатались сказки в Берлине, на хорошей бумаге, при помощи офсетной печати (которой в России тогда ещё не было), позволявшей воспроизвести все нюансы лёгкого акварельного рисунка, но в прессе подвергались нападкам за то, что были сделаны "скорее для библиофилов, чем для детей".

Следующие цветные детские книги Конашевича выходили уже в России, и иллюстрации к ним он, как и все художники того времени, делал при помощи литографии. После знакомства в 1923 году с С.Я. Маршаком Владимир Михайлович оформил несколько его книг: "Сказка о глупом мышонке", "Кривоносый", "Петрушка-иностранец", "Три зверолова", "Дом, который построил Джек". Самой большой удачей стал "Пожар" (1923), в котором, пользуясь всего тремя цветами - красным, жёлтым и чёрным, Конашевич создал яркое, динамичное и весьма зрелищное действие. Интересно, что критика оценила эту работу выше многих книг Владимира Лебедева - постоянного иллюстратора книг Маршака: "В "Пожаре" есть то, чего нет, например, даже в красивых тоже лебедевских: теплоты близкого присутствия детей…"

Примерно в те же годы состоялось знакомство художника с Корнеем Ивановичем Чуковским, переросшее затем в дружбу, тесное сотрудничество, а иногда и соавторскую работу по созданию книги. Между тем, начало этого знакомства было не очень приятным. Чуковскому крайне не понравились рисунки Конашевича: "Третьего дня пошёл я в литографию Шумахера и вижу, что рисунки к "Мухе-цокотухе" так же тупы, как и рисунки к "Муркиной книге". Это привело меня в ужас", - записал Корней Иванович в дневнике. Чуковский поехал в Павловск знакомиться с художником. О том, насколько непростыми и эмоциональными были отношения писателя и художника, свидетельствует их переписка.

Конашевич - Чуковскому, 8 января 1946 года: "Я знаю, что я делаю паршивенькие рисунки. Но мне казалось, что в них бывало иногда одно достоинство: они хорошо сочетались с Вашими стихами. Я не хочу этим сказать, что Ваши стишки такая же дрянь! Боже сохрани! Я говорю о совпадении духа, а не качества". Семь лет спустя Чуковский писал: "Благодаря Вам я впервые после большого перерыва снова почувствовал себя неплохим литератором и заранее завидую тем пятилетним, шестилетним советским гражданам, которые будут "читать" эту книжку". Несмотря на все разногласия, два мастера - художник и поэт - создали множество замечательных книг: "Мухина свадьба" (1924), "Путаница" (1926), "Муха-Цокотуха" (1927), "Барабек и другие стихи для детей" (1929), "Тараканище" (1929), "Телефон" (1934), "Мойдодыр" (1938), "Чудо-дерево" (1944) и другие. Конашевич часто признавался, что Чуковский - его любимый автор.
Художник был очень точен в деталях. Хотелось внимательно разглядывать каждый предмет. Если он изображал пир у Мухи-Цокотухи, то каждый кренделек на столе, каждая ягодка в варенье, каждый цветочек на чайнике был прорисован тщательно и словно бы зыбко. Все в этих рисунках жило своей жизнью: мерцало, дышало, переливалось.
С 1930-х годов Конашевич почти полностью отдался иллюстрированию детских книг. Здесь цензура была слабее, и можно было дать волю фантазии. Он лишь изредка делал исключение для пейзажей, натюрмортов и портретов, которые исполнял в полюбившейся ему технике - тушью или акварелью по китайской бумаге. Сотрудничая с издательством "Радуга", а затем с отделом детской и юношеской литературы Государственного издательства, он стал признанным мастером. Его работы отличались склонностью к декоративной манере, восходящей к графике "Мира искусства". Постепенно в книжной графике Конашевича начала преобладать сказочная тема, он с удовольствием иллюстрировал произведения К.И. Чуковского. Среди них выделяется роскошный сборник "Сказки", выпущенный издательством "Academia" в 1935 году. Из-за этой книги Конашевич подвергся несправедливым нападкам ревнителей пролетарского искусства в статье "О художниках-пачкунах" ("Правда", 1936, 1 марта), развязавшей травлю талантливых ленинградских художников детской книги.
Конашевич глубоко переживал эту травлю, ведь он очень серьёзно относился к своей работе. "Я твёрдо уверен, что с ребёнком не нужно сюсюкать и не нужно карикатурно искажать формы. Дети - народ искренний, всё принимают всерьёз. И к рисунку в книжке относятся серьёзно и доверчиво. Поэтому и художнику надо к делу относиться серьёзно и добросовестно". Несмотря на все нападки, он продолжал идти по выбранному пути - рисовал новые книги, занимался педагогической деятельностью. Сначала преподавал и руководил мастерской в Школе народного искусства (1916-1919), затем - в Академии Художеств (1921-1930, 1944-1948). Кроме того, писал акварелью, рисовал красками и тушью: "Художник книги без постоянной работы с натурой существовать не может. В противном случае его искусство выродится во всякие отвлечённости, росчерки и вензеля".
С детскими журналами Конашевич сотрудничал постоянно. Он делал иллюстрации для первого советского журнала для детей "Северное сияние", который выходил под редакцией М.Горького. Рисовал для "Чижа" и "Ежа", "Весёлых картинок", "Мурзилки". В 1950 году появляются блистательные иллюстрации к сказкам Г.-Х. Андерсена, а в 1956 году он блеснул превосходными иллюстрациями к сборнику "Плывет, плывет кораблик", в которых подытожил свою давнюю работу над английскими народными песенками в переводах Маршака. Затем последовали десятки книг, в их числе "Чудо-дерево" К.И. Чуковского и "Приходи, сказка!" В.И. Даля.

За книги "Плывёт, плывёт кораблик" и "Сказки старого Сюня" на международной выставке книжного искусства в Лейпциге Конашевич получил Серебряную медаль. Сборник "Плывёт, плывёт кораблик" Ю. Молок называл "главной детской книгой Конашевича", в которой тот не только создаёт удивительно яркие, красочные, радостные иллюстрации, но и "возрождает традицию книжки-картинки, с которой начиналась советская детская книга, и возвращает себе власть над маленьким зрителем, снова доверяясь его фантазии, снова обращаясь к его поэтическому чувству". Биографы и искусствоведы в один голос заявляют, что книга "Плывет, плывет кораблик" стала главной детской книгой Конашевича и событием и праздником в детской иллюстрации.
Вслед за этой книгой последовали иллюстрации к французским песенкам "Сюзен и Мотылек", польским "Дедушка Рох", книге русских сказок В.Даля "Старик Годовик", эфиопских "Приходи, сказка!", сказкам Пушкина "Сказка о царе Салтане", "Сказка о Золотом петушке", "Сказка о мертвой царевне", к "Телефону" С.Михалкова, "Загадкам" С.Маршака, "Игрушкам" А.Барто. Книги "Дедушка Рох" (1958), "Старик-годовик" (1959), "Муха-Цокотуха" (1960) К.И. Чуковского, "Сказки" (1961) Пушкина получали дипломы Всесоюзных конкурсов как лучшие по художественному оформлению и полиграфическому исполнению. Рассказывая о том, как он придумывает рисунки, Конашевич признавался: "Есть художники, которые изобретают и думают с карандашом в руке. Я художник другого склада. Раньше, чем я возьмусь за карандаш, я должен выяснить всё заранее, представить себе мысленно уже готовый рисунок во всех деталях…"

Дочь Конашевича вспоминала такой случай: как-то раз в Павловске в годы гражданской войны отец оказался между двух стреляющих друг в друга армий: "Оглядевшись, папа увидел, что находится между двумя цепями солдат, переползающих, хоронясь за кустами, навстречу друг другу. Папа так растерялся, что продолжал идти во весь рост тем же размеренным шагом". Через все нападки и травлю, художник прошёл так же размеренно и внешне спокойно, ни под кого не подстраиваясь и оставаясь самим собой не только в жизненных ситуациях, но и в творчестве, сохранив до конца своих дней умение, радоваться жизни и умение передать эту радость детям. "Ваше чудотворное искусство, - писал Конашевичу К.И. Чуковский, - воспитывает в детях вкус, чувство красоты и гармонии, радость бытия и доброту. Потому что помимо всего Ваша живопись - добрая, в каждом Вашем штрихе, в каждом блике я всегда чувствовал талант доброты - огромное, в три обхвата сердце, без которого было бы никак невозможно Ваше доблестное служение детям".

В.М. Конашевич умер в Ленинграде 27 февраля 1963 года и был похоронен на Богословском кладбище.




Былины

Былины

370 Р 

     
Девочка Маша, кукла Наташа и все-все-все
New!
Про машину

Про машину

190 Р 

     
Пожар

Пожар

245 Р 

     
Игрушки

Игрушки

195 Р 

     
Золушка

Золушка

180 Р 

     
Дедушка Рох

Дедушка Рох

165 Р 

     
New!
Горшок каши

Горшок каши

175 Р 

     
Конь-огонь

Конь-огонь

203 Р 

     
Телефон

Телефон

230 Р 

     
От одного до десяти. Весёлый счёт
Мороз Иванович

Мороз Иванович

197 Р 

     
Путаница

Путаница

190 Р 

     
Муха-Цокотуха

Муха-Цокотуха

195 Р 

     
Сказка о золотом петушке
Сказка о рыбаке и рыбке