Каталог

Честертон Гелберт Кит

Гилберт Кит Честертон (Chesterton, Gilbert Keith) (1874–1936), английский писатель. Родился 29 мая 1874 в Лондонском районе Кенсингтон. Честертона крестили 1 июля, назвали Гилбертом в честь крестного отца Томаса Гилберта. Второе имя — фамилия его бабушки по материнской линии.

Получил начальное образование в школе Св. Павла. Закончив школу в 1891, учился живописи в художественном училище Слейда, чтобы стать иллюстратором, также посещал литературные курсы в Университетском колледже Лондона, но не закончил обучение. В 1896 году Честертон начинает работать в Лондонском издательстве Redway и T. Fisher Unwin, где остаётся до 1902 года. В этот период он также выполняет свою первую журналистскую работу в качестве фрилансера и литературного критика. В 1900 Честертон выпустил первую книгу стихов «Дикий рыцарь» («The Wild Knight»). В 1901 женился на Фрэнсис Блогг, с ней он проживёт всю свою жизнь. Тогда же приобрел скандальную славу ярого противника англо-бурской войны.

В 1902 ему доверили вести еженедельную колонку в газете «Daily News», затем, в 1905 году, Честертон начал вести колонку в «The Illustrated London News», которую вёл на протяжении 30 лет. Начиная с 1918 он издавал журнал «Джи-Кейз Уикли» («G.K.'s Weekly»).

По словам Честертона, будучи молодым человеком, он увлёкся оккультизмом и вместе со своим братом Сесилом, экспериментировал с доской для спиритических сеансов, но в 1922 перешел в католичество и посвятил себя пропаганде христианских ценностей.

Честертон был большим человеком, его рост составлял 1 метр 93 сантиметра, и весил он около 130 килограмм. Честертон часто шутил над своими размерами. Во время Первой мировой войны в Лондоне на вопрос девушки, почему он не на фронте, Честертон ответил: «Если вы обойдёте вокруг меня, то увидите, что я там». В другом случае он разговаривал со своим другом Бернардом Шоу: «Если кто-нибудь посмотрит на вас, то подумает, что в Англии был голод.» Шоу ответил: «А если посмотрят на вас, то подумают, что вы его устроили.» Однажды при очень сильном шуме Плам (сэр Пэлем Грэнвил) Вудхауз сказал: «Как будто Честертон упал на лист жести.»

Честертон часто забывал, куда он должен был пойти, случалось, пропускал поезда, на которых должен был ехать. Несколько раз он писал телеграммы своей жене Фрэнсис Блогг не из того места, где он должен был быть, такого содержания: «Я на Маркет Харборо. Где я должен быть?» На что она ему отвечала: «Дома»' В связи с этими случаями и с тем, что в детстве Честертон был очень неуклюж, некоторые люди считают, что у него была диспраксия развития.

Честертон любил дебаты, поэтому часто проходили дружеские публичные споры с Бернардом Шоу, Гербертом Уэллсм, Бертраном Расселом, Кларенсом Дарроу. Согласно его автобиографии, он и Бернард Шоу играли ковбоев в немом кино, которое никогда не было выпущено.

Честертон рано проявил большой интерес и талант к искусству. Он планировал стать артистом, и его писательское видение показывает умение преобразовывать абстрактные идеи в конкретные и запоминающиеся образы. Даже в его беллетристике осторожно скрыты притчи.

«Основную идею» своей жизни он определял как пробуждение способности изумляться, видеть мир словно в первый раз. В основе его художественной «аргументации» лежали эксцентрика, упор на необычное и фантастическое. Парадоксы Честертона являли собой проверку здравым смыслом расхожих мнений. Писатель необыкновенно злободневный, газетчик в лучшем смысле этого слова, он предстал глубоким и оригинальным мыслителем в историко-литературных и богословских работах. Подлинными шедеврами стали его литературоведческие работы: "Роберт Браунинг" («Robert Browning», 1903), "Чарлз Диккенс" (Charles Dickens, 1906), "Джордж Бернард Шоу" («George Bernard Shaw», 1909), "Роберт Луис Стивенсон" («Robert Louis Stevenson», 1927) и "Чосер" («Chaucer», 1932). Широко известны также религиозно-философские трактаты, посвящённых апологии христианства. Теологи отдают должное его проницательности в портретах-жития «Св. Франциск Ассизский» («St. Francis of Assisi», 1923) и «Св. Фома Аквинский» («St. Thomas Aquinas», 1933).

Экскурсы Честертона в социологию, представленные в книгах «Что стряслось с миром?» («What's Wrong with the World», 1910) и «Контуры здравого смысла» («The Outline of Sanity», 1926), сделали его, наряду с Х. Беллоком, ведущим пропагандистом идеи экономической и политической децентрализации в духе фабианских принципов. Полемика пронизывает и художественную прозу Честертона, его работы «Наполеон Ноттингхилльский» («The Napoleon of Notting Hill», 1904) и «Человек, который был Четвергом» («The Man Who Was Thursday», 1908) по сути столь же серьезны, как и откровенно апологетические работы «Ортодоксия» («Ortodoxy», 1908) и «Вот это» («The Thing», 1929).

Честертон много путешествовал и выступал с лекциями в Европе, Америке и Палестине. Благодаря выступлениям на радио его голос стал известен еще более широкой аудитории, но сам он последние двадцать лет жизни провел главным образом в Биконсфилде (графство Бакингемшир), где и умер 14 июня 1936.

Проповедь на панихиде Честертона в Вестминстерском соборе прочитал Рональд Нокс. Честертон похоронен на католическом кладбище в Биконсфилд.

В России Честертон наиболее известен благодаря циклам детективных новелл с главными персонажами священником Брауном (в переводах встречается также варианты патер Браун, отец Браун) и Хорном Фишером.  Прототипом Брауна послужил священник Джон О’Коннор, знакомый Честертона, сыгравший важную роль в обращении писателя в католичество (1922). В 1937 г. О’Коннор опубликовал книгу «Отец Браун о Честертоне».  Детективные рассказы о патере Брауне, простом священнике с непримечательной внешностью, но острым аналитическим умом, который творит чудеса в розыске преступников, читая в умах и душах окружающих, неоднократно экранизировались. В одной из экранизаций роль отца Брауна сыграл сэр Алек Гиннесс. В другой, «Лицо на мишени», снятой в 1978 году на Литовской киностудии, в роли отца Брауна — Повилас Гайдис.

Категории




New!
Мудрость отца Брауна
New!
Неведение отца Брауна